Неоязычество

Понедельник, 14.11.2016 23:48

soyuz

14 ноября 2016 г. в московской студии телеканала «Союз» в передаче «Беседы с батюшкой» на вопросы телезрителей ответил кандидат богословия, проректор по учебной работе и преподаватель Николо-Угрешской духовной семинарии, автор многих книг, публикаций и докладов о смысле и значении православной веры священник Валерий Духанин.

– Сегодня мы хотели бы затронуть тему, во многом касающуюся нашей современной действительности, наверное, даже во всем мире. Эта тема касается неоязычества. И, к сожалению, это движение в нашей стране очень распространяется, а также особенно в славянских государствах. Скажите, почему мы должны обсуждать эту тему в нашей православной среде, вообще в мире? В чем проблема?

– Дело в том, что вопрос о неоязычестве и вообще о язычестве не такой, я бы сказал, заурядный, безобидный. Почему? Потому что это вопрос духовной безопасности и каждого отдельного человека, и вообще нашего общества. Можно вспомнить, как в 2014 году один молодой человек в Южно-Сахалинске вдруг неожиданно пошел к собору и начал стрелять из ружья в прихожан храма. Там были пострадавшие, и потом оказалось, что этот молодой человек увлекался учением Николая Левашова, одного из современных неоязычников. Казалось бы, они просто исповедуют каких-то богов, говорят о слиянии с природой, с силами природы, но на самом деле, если посмотреть, что находится внутри этих течений, то мы увидим агрессию по отношению к христианству, православию.

А ведь у нас страна православная (по преимуществу православная), и получается так, что люди, которые придерживаются неоязычества, носят в себе скрытую агрессию по отношению к православным людям. И в каких-то случаях это выливается. Иногда они спиливают поклонные кресты. Я вспоминаю случай, когда пытались совершить  террористический акт в Москве, в Западном Бирюлеве, когда там произошел взрыв в храме, но, насколько я помню, никто не пострадал. Но такие акты происходят. И получается так, что языческая идея, воспринятая ими, потом выплескивается в виде каких-то конкретных преступлений. То есть это не настолько безобидно, как мы можем подумать.

Но даже когда не происходит каких-то страшных преступлений, ведь ломаются души людей. Те, кто туда приходит, потом в итоге ничего не получают для своей души. И я встречался с людьми, которые прошли через это, увлекались родноверием, переходили от одного учителя к другому, а в итоге оказались ни с чем. Душевные силы уходили куда-то просто в пустоту, потому что руководители этого движения, по большому счету, просто  обманщики, мошенники.

Они зачастую говорят, что приоткроют вам тайное учение, которое по традиции передавалось. А если спросить, где источники этой традиции, на что вы опираетесь, то они никогда этого не откроют. Происходит какая-то страшная вещь, и во многом это явление психологического характера. То есть люди, вырвавшись из оков Советского Союза, стали искать, что от них скрывали. И тут неоязычники тоже стали предлагать якобы какое-то скрытое, тайное знание. Например, они опираются на Велесову книгу, но подавляющее большинство ученых однозначно говорят, что Велесова книга – это фальсификация, подделка. Она появилась в XX веке, может быть, даже в XIX веке, но никакого отношения к древней языческой религии не имеет.

То есть неоязычество представляет собой просто какой-то мыльный пузырь, который привлекает людей. Это как игра в фэнтези. Есть такие толкинисты – люди, которые увлекаются романами Толкина и начинают играть в хоббитов, увлекаться этой идеологией. То же самое и здесь: это какие-то фольклорные игры на тему язычества, но, к сожалению, на алтарь этих игр приносятся души людей. А если мы еще посмотрим, что зачастую там пропагандируется и национализм, и какие-то профашистские идеи, то понятно, что это явление очень и очень небезобидное.

– Опять обратимся к статистике. В 2006 году 1,5 % россиян называли себя родноверами. Эта информация есть в свободном доступе. И, соответственно, сейчас цифры немного больше. Если брать в процентном соотношении от населения нашей страны, то достаточно большое количество. Кроме того, я по себе знаю, в кругах моих сверстников очень многие разбираются в том, какие боги, что и  как, какие славянские народы были и так далее. Это очень широко практикуется среди молодежи, среди молодого поколения. Им это интересно.

– Да, но тут надо сказать, что, конечно, статистика до конца не совсем ясна. Почему? Потому что, насколько мне известно (я этот вопрос изучал), там относят себя к языческому направлению. Но дело в том, что здесь учтены те народности, которые традиционно являются языческими,  живут на Севере, например нанайцы или некоторые племена рядом с озером Байкал, где-то в Бурятии, Якутии, Хакасии – те племена, которые сохранили это по традиции, и у них процент язычников намного выше.

– Но мы говорим конкретно о родноверии.

– Надо сказать, что счет здесь идет не на очень много миллионов, но на сотни тысяч  точно. В пределах, может быть, полутора миллионов человек до двух. И это, конечно, уже достаточно много. Но повторяю, что в основном многие воспринимают это в форме какой-то игры, то есть у них серьезной веры в отличие от традиционных язычников, которые ходят к шаманам, соблюдают из века в век свои какие-то обряды, общаются с духами напрямую, как это у них распространено.

А неоязычники не таковы, они вырваны из традиции и только пытаются путем какой-то реконструкции ссылаться на какие-то языческие взгляды. Но когда начинаешь изучать это явление, то оказывается, что родноверие как таковое не существует как какая-то единая религия, а это множество разных учений. И если их спросить, как они вообще понимают  своих богов (того же Перуна, Сварога, Даждьбога), то появится масса интерпретаций.  Одни будут говорить, что все-таки есть какой-то высший надмирный Бог, а эти мелкие божества просто Его такие воплощения, как бы ипостаси, в которых Он проявляется. Другие будут говорить, что это просто олицетворение каких-то природных сил, связанных с нашим окружающим миром, а третьи будут говорить, что это отдельные самостоятельные божества.

У них у самих нет никакого порядка. А это о чем говорит? Они и сами не знают, во что  верят. А раз не знают, во что верят, то, собственно, является ли это истиной? А вовсе и нет. Почему? Потому что родноверие, которое есть сейчас, – это, может быть, привлекательное  слово, но оно не имеет абсолютно никакого отношения к той славянской, языческой вере, которая была когда-то, по очень простой причине: никаких реальных источников не сохранилось. А сами идеологи родноверия говорят, что изучают религию каких-то иранских народов, изучают Веды, «Ригведу», множество каких-то других древних религий и по ним пытаются конструировать. То есть сейчас на самом деле это просто какой-то конгломерат, синтез самых разнообразных представлений, которые где-то привлекают людей. А чем привлекают? Например, они говорят, что язычество дает подлинную силу человеку.

На самом деле у нас в стране это начало появляться на рубеже 80–90-х годов, и во многом это движение сопровождалось возрождением славяно-горицкой борьбы, когда стали говорить, что вот сейчас мы откроем нашу национальную, традиционную борьбу, а вместе с ней откроем и ту веру, ту религию, которая существовала. Они говорят о том, что язычество дает какую-то силу. Но если язычество дает силу, почему тогда оно исчезло? Если они сами говорят, что христианство – это религия слабых людей, то почему тогда христианство победило? Куда же делись все эти мужественные язычники, которые во времена князя Владимира на самом деле не представляли какой-то реальной силы? Они не обладали той силой духа, которой обладали, например, христиане Федор и Иоанн – те варяги, которые (когда при князе Владимире язычники решили принести в жертву богам живых людей) отказались от признания этих богов, открыто сказали, что ваши боги – это бесы. И проявили такую силу духа, что это повлияло на самого князя Владимира, потом он вспоминал про этот случай.

То есть зачастую они пытаются привлечь молодое поколение идеалом силы, культом силы, свободы, потому что неоязычество говорит о свободе во всех смыслах, и в том числе в половом смысле. Христианство обвиняется в чрезмерном аскетизме. Но если мы сравним, то увидим, что на самом деле христианство как раз и дает людям подлинную свободу. Свобода – это когда ты не объят никакой греховной страстью, когда ты не сгораешь ни от ненависти, ни от раздражения, когда тебя не съедает ни зависть, ни ревность изнутри, тогда ты действительно внутренне являешься свободным. А человек, которого преследуют какие-то греховные пороки, который не может совладать с какими-то блудными движениями, не является свободным. И вот все язычество является на самом деле пропагандой этих низменных страстей, в рабстве у которых содержится человек. Это утрата свободы, и никакой силы в этом нет.

– Вопрос телезрительницы из Череповца: «Я знаю многих людей из секты «Свидетели Иеговы». Все вполне достойный народ, и они так чистосердечно верят. В общем, настоящие христиане. А как Православная Церковь относится к свидетелям Иеговы?»

– На самом деле, конечно, свидетели Иеговы – это псевдохристианская секта. Почему? Потому что мы, христиане, исповедуем, что Господь Иисус Христос есть Бог воплотившийся, Он Сын Божий, и об этом свидетельствует Евангелие, Священное Писание, как у апостола Павла написано: Великая благочестия тайна: Бог явился во плоти (1 Тим. 3, 16) . И в Евангелии от Иоанна мы читаем: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин. 1, 1). Затем Слово стало плотью и обитало с нами. Вот мы исповедуем, что Христос есть воплотившийся Бог, свидетели Иеговы это отрицают. Они фактически возвращаются к арианской ереси и утверждают, что Христос – это просто высшее творение Божие. Поэтому не могу согласиться, что свидетели Иеговы являются искренними христианами. Это псевдохристианское течение.

Другое дело, что они искренне привержены своему вероучению, они настолько привержены ему, что подчас не видят никакой другой цели, как всячески склонять людей к своей вере, к своей религии. И, бывало, приходилось на улицах тоже как-то с ними общаться. Они очень болезненно говорят про имя Божие, говорят, что мы его якобы не знаем. На это мы им объясняем, что на самом деле имя Божие нам давно известно, на самом деле оно читается не как Иегова, а как Яхве, потому что Иегова – это неправильное прочтение той тетраграммы, тех четырех букв на иврите. Это имя было произнесено пророку Моисею на горе Синай, когда Господь из куста, объятого пламенем, обратился к нему.

Вот это имя в III веке было переведено на греческий язык, оно есть и в Библии, и это имя вписывается в нимб Христа Спасителя. Там мы можем увидеть три греческих буквы, означающие по-гречески «Сущий», то есть подлинно существующий. Так исповедуется Божество Христа, что Он действительно есть Бог, будучи Сыном Предвечного Бога Отца. И это имя мы тоже знаем, помним, но почему-то свидетели Иеговы обижаются на нас и даже не всегда мирно беседуют, когда мы ссылаемся на Священное Писание и показываем им их некоторые расхождения со Священным Писанием.

Я думаю, что не всякая искренняя приверженность своему учению является добродетелью. Почему? Потому что люди могут быть объяты какой-то ложной идеологией, они могут искренне верить, допустим, в тот же фашизм, что он может принести благоденствие человечеству. Они могут верить в какие угодно религии и терять подлинную истину, открытую нам в Священном Писании. Так что искренность иногда бывает обращена не только к истине, но и ко лжи. Этого надо остерегаться.

– Мы говорим о молодом поколении. Знаю много случаев, и об этом пишут в Интернете, как родители замечали то, что их чадо, зарегистрировавшись в социальных сетях, порой часто попадает именно на эту удочку. Я даже знаю тех детей, которые приходят в храм с родителями (им уже лет 13-14) и на возглас «Христос воскресе!» не отвечают «Воистину воскресе!». А ведь это еще ребенок, он уже осознанно понимает, что христианство – это дань традиции семьи, а истинная вера для него – это родноверие, потому что эта древняя славянская религия – это сила, мужество (там такие крепкие мужчины с мечами, которые воевали, творили набеги). Детей это привлекает. Что можно сказать тем родителям, которые сталкиваются с такой проблемой? Как уберечь чадо от этого влияния? Можно не останавливаться только на родноверии, там дальше идут какие-то исламские секты – их много. А дети сейчас спокойно выходят в Интернет с самого маленького возраста.

– Здесь проблемы, конечно, не детей, а родителей, потому что в данном случае мы видим, что в какой-то момент родители утратили связь со своими детьми. Родителям было тяжело с детьми, потому что дети все время кричали, что-то просили, требовали, и родители старались как-то их отодвинуть, чтобы они занимались какими-то своими делами. И потом, когда дети «сели за Интернет», то и для родителей это стало удобно, потому что дети перестали что-то клянчить, просить, они ничего не требуют от папы и мамы. Но в итоге они настолько ушли в Интернет, что подхватили там какую-то духовную заразу.

На самом деле пропаганда родноверия чем берет? Тем, что там написано очень много фантастического. А в подростковом возрасте дети очень увлекаются фантастикой. Я сам помню, когда был подростком, очень много читал фантастику, но я читал Юрия Снегова, какую-то  научную фантастику. Слава Богу, мне не попалось ничего родноверческого. И тогда я понимал, что фантастика и есть фантастика.

А теперь получается, что тот же Николай Левашов столько написал про какие-то звездные войны, про то, как цивилизация была занесена нам на планету Земля…Там просто каждый абзац – это невероятный вымысел, но пишет он очень убежденно, иной раз думаешь, что он сам верит в то, что пишет, хотя это не соответствует никаким научным, никаким историческим данным и сведениям, это не соответствует даже какому-то здравому разуму. Например, Николай Левашов утверждал, что он своими манипуляциями восстановил озоновый слой, что он очистил воздух над Чернобылем от всей радиации. А вот пойди проверь, да? Но он говорит так убежденно, что его сторонники в это верили.

Более того, он говорил, что буквально за пять минут он смог очистить все реки Архангельской области. А дело в том, что там очень много заводов химической промышленности и  достаточно много загрязнений. Газеты даже вынуждены были писать официальное опровержение этим высказываниям Николая Левашова, что никаких водоемов там не очищалось, тем более за пять минут. Но люди верят, потому что они настроены на какую-то фантастику, где раскрывается что-то положительное: вот, человек  очищает, исцеляет, есть какие-то космические астральные силы, к которым можно приобщиться. И потихонечку наступает такое обольщение, как обольщена была Ева, потом и Адам, тем, что враг сказал: «Вы будете как боги, знающие добро и зло. Только вкусите этот запретный плод». И все язычество и неоязычество говорит о том же самом: вкусите это тайное знание и будете как боги, будете обладать какой-то астральной энергией, космическими силами, в вас проснутся экстрасенсорные дарования и потом вы сами будете исцелять, придете к гармонии. Но зачастую это оканчивается трагически.

Все неоязычество пошло с движения New Age. И мне вспоминается одна из лидеров New Age. Во второй половине XX века она бросила христианство и настолько увлеклась, что ей казалось, что она достигла высшей гармонии, но потом, в какой-то момент (а она была на высших постах этого движения, была лидером), она чувствует, что находится под контролем этих космических сил, к которым хотела приобщиться, и что на самом деле это именно злые духи, которые порабощают ее волю. У нее наступила в буквальном смысле депрессия. И выйти из этого внутреннего кризиса удалось только путем возвращения в христианство, путем покаянных молитв, чтения Священного Писания, когда вся эта напасть от нее отошла. И как бы это ни казалось прискорбно, но все язычество, какое бы мы ни взяли, на самом деле связывает людей с падшими духами.

В XX веке проводилось много этнографических исследований и была такая исследовательница Анна Смолек.  Она обычная советская женщина, не отличалась никакой религиозностью, просто исследовала племена нанайцев и других народов (это 60–70-е годы), и те напрямую ей рассказывали, как они видят духов. А духов они называют чертями, то есть сами понимаете, что это за духи, с которыми язычники находятся в общении. И все язычество говорит об общении именно с духами.

Современное неоязычество, которое пытается возродить язычество, это тоже попытка в нашем цивилизованном мире опять привести нашу молодежь, наших подростков к общению с падшими духами. А падшие духи – это, конечно, разрушение человеческой души, это одержимость, и люди очень страдают от этого потом. Они приходят и к депрессиям, и к каким-то не очень хорошим пожеланиям, и к суицидальным, поэтому, конечно, ничего хорошего в этом нет. Где же тут сила? Где тут свобода, когда человек утрачивает свою внутреннюю подлинную свободу? Только возвращаясь в Церковь через Таинство покаяния, исповеди, эти люди опять обретают настоящую свободу.

– Давайте все-таки затронем символику, она в этом движении играет немалую роль: это и коловрат, и какие-то элементы, которые напоминают свастику. Что можно сказать по этому вопросу?

– Дело в том, что родноверие имеет два основных течения. Одно – фольклорно-игровое, где просто им нравится вспоминать какие-то древние божества, они собираются на свои праздники, прыгают через костры, водят какие-то хороводы и совершают свои обряды. А другое направление более националистического характера, то есть не приемлется ничего чужого, и христианство воспринимается тоже как чужая религия. И соответственно, у этой направленности родноверия присутствует своя символика. В частности, присутствует свастика, но именно с фашистской направленностью.

Вообще этот символ такого ломаного креста действительно встречался в разных культурах, но на самом деле это было изображение движения, символическое указание на круговращение солнца. Где-то  могли быть и другие какие-то смыслы, но в фашизме, когда Адольф Гитлер утверждал знак своей национал-демократической партии,  он специально подбирал символы и утвердил именно вот этот знак. Этот знак в фашизме стал знаком избранничества арийской расы, то есть что только их арийская раса является самой лучшей, превосходной расой, а остальные какие-то народности либо должны быть полностью устранены, а какие-то ограничены в количестве, должны быть в подчиненном положении. Именно в фашистском смысле понимания свастики этот знак используется у ряда родноверческих общин националистического толка. То есть на самом деле здесь продвигается какой-то скрытый фашизм, где говорится, что наша славянская раса с нашими национальными древними божествами – это единственно правильное, единственно допустимое, а все остальное должно быть искоренено или приведено к этому язычеству.

Но есть такие интересные наблюдения: люди, которые прошли через неоязычество, говорят, что почему-то к исламскому ваххабизму отношение у неоязычников вполне спокойное. То есть там, где тоже проявляется этот национализм и радикализм, их представители  воспринимаются как единомышленники. То есть на самом деле здесь мы видим всего лишь начало скрытой агрессии, которая сидит внутри неоязычников, и в какой-то момент они могли бы выплеснуть ее наружу. Вот о чем говорят эти знаки.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Вы говорите о неоязычестве, а я бы хотел спросить у Вас об атеизме, потому что, бывает, иногда общаешься с людьми, которые в Бога не верят и вообще всячески отрицают Его существование. И говорят тебе: «Я бы, например, не смог себя поставить в такие рамки, это же ограничения. Я в мире с самим собой», – и так далее и тому подобное. Что можно сказать таким людям? Потому что это все-таки какие-то знакомые, приятели, и не хочется, чтобы они так считали, хотя это с моей стороны и немножечко гордыня».

– Такой вопрос, с одной стороны, всем известный, потому что такие родственники и друзья есть у каждого из нас, а с другой стороны, он достаточно сложный. Почему? Потому что здесь мы сталкиваемся с проблемой человеческой воли: если другой человек не хочет быть верующим, если он не хочет делать шаг к Богу, его туда ничем не затянешь. Единственное средство – показать какой-то, может быть, пример того, что лично нам дает православие.

Я не думаю, что такие люди являются какими-то агрессивными атеистами, ведь атеизм тоже бывает двух видов, я бы так сказал. Самый распространенный – это пассивный атеизм, когда у человека душа просто не проснулась, она не пробудилась, и вера у него где-то внутри есть, обязательно есть. И, бывает, такие люди в Бога не верят, но какую-то примету или суеверие они обязательно соблюдают. Они или подкову повесят у себя над дверью… Или черная кошка перебежит, или еще чего-то… То есть какая-то вера у них есть, и иногда они все-таки признают, что что-то там есть, наверное, но при этом не видят ценности этого лично для себя.

А бывает атеизм другой, идейный. Это агрессивное отношение к любой вере. Это наиболее страшный атеизм. Но что сказать по вопросу? Я знаю, что очень хочется обратить таких людей, но обратить их очень трудно, потому что зачастую это дело Божьего Промысла. Когда человеку посылаются уже какие-то скорби, страдания, то вдруг неожиданно он начинает прозревать, что все совсем не так, как он думал. Что опираться на что-то земное – на врачей, на какие-то свои банковские счета – это все не действует, а когда начинаешь обращаться  к Богу в молитве сердца от всей души, то это почему-то вдруг действует, и помогает, и выводит из самых безысходных ситуаций.

Что тут сказать? Конечно, говорить с людьми нужно, но люди обращаются по-разному. Если у него есть хотя бы какая-то вера, то можно ему сказать так: «Ты знаешь, в жизни надо все попробовать, давай попробуем сходить вместе в храм или, например, пройти через Таинство исповеди. Ты знаешь, через исповедь людям грехи отпускаются». Я знаю, что некоторые люди просто пришли к Богу, испытав на себе исповедь. Они слышали, что грехи отпускаются, они еще толком к Богу не пришли, но им захотелось пройти через это. И то, что произошло с ними на Таинстве исповеди, произвело на них такое действие, что они уже четко почувствовали присутствие Божие.

Наверное, общих рецептов тут нет. Хочется, чтобы люди обращались (наши близкие, родные). Я думаю, что надо о них молиться Богу и говорить так: «Господи, приведи этого человека к Себе какими Тебе угодно путями». Обращать это к Богу, потому что сами мы подчас не обладаем такими средствами, такими способами. К сожалению, не всё нам как людям бывает под силу.

– А если встретишь родновера (мы уже говорили, что они могут быть агрессивными)  или это твой друг – что можно ему сказать о христианстве? Как его забрать из этого общества неоязычников? Чем его можно привлечь? Они говорят, что в храме скучно, там монотонная молитва, а у них тут весело: костер, пляски и так далее.

– На самом деле не настолько там весело, потому что всякое такое веселье очень быстро обнаруживает свою пустоту. Дело в том, что язычество не дает пищи человеческому сердцу. Да, там проводятся какие-то небольшие обряды, но все язычество говорит о том, что на самом деле человек богам абсолютно не нужен, то есть боги сами по себе, они живут в какой-то своей поднебесной сфере, заняты каким-то своими делами, а люди сами по себе. И люди могут, конечно, сделать какие-то жертвоприношения, о чем-то попросить, но им, богам, абсолютно все равно, что будет с человеком, что с ним случится. Поэтому никакой духовной близости к божественному миру там нет и быть не может.

А христианство говорит о том, что Бог – это наш небесный Отец. На земле может случиться любая беда, нас может подвести самый близкий нам человек, он может заболеть, или предать нас, или уехать, или еще что-то случится, а Бог наш небесный Отец, Который никогда не предаст. И всегда, в любой момент мы можем обратиться к Нему – и Он услышит. И молитва наша – «Отче наш»; Отец наш, и мы для Него дети. То есть только христианство дает такую удивительную близость человека с Богом. И христианство говорит о том, что именно в христианстве человек поставлен очень высоко.

В язычестве человек – ничто. Это как писал еще, по-моему, Цицерон, что люди живут в мире, как мыши в большом доме, потому что этот мир существует для богов. Когда человек заходит, скажем, в сарай и видит, что там мыши скачут, у него ничего, кроме негодования, нет по отношению к этим мышам. Вот то же самое и у языческих богов по отношению к людям. Здесь  поверхностно-холодные отношения, и язычники вымаливали какие-то милости у богов. А в христианстве мы говорим о том, что человек создан по образу Божию, человек – это отражение Самого Бога. И поэтому душа человека имеет большую ценность, чем окружающий нас мир.

Задам такой вопрос: что более ценно – огромное здание детского сада или маленький ребенок, который находится в этом детском саду? Понятно, что большую ценность имеет ребенок. Вот так и христианство говорит о том, что ценность имеет не сама по себе Вселенная, не астероиды призваны к вечной жизни, не какие-то бездушные планеты или космические тела, глыбы, а к бессмертию призван человек с его удивительной, уникальной, неповторимой душой. И именно христианство говорит о том, что Господь дает человеку обожение. Язычество про обожение не говорит. Там есть самообожествление. Это когда ты остаешься тем же, кем и был, но наделяешь себя каким-то божественным статусом. На самом деле это просто игра воображения, самообман, и этим обольщает человека падший ангел. А христианство говорит об обожении, о теснейшем единении души человеческой с Богом. И Божественный свет, который способен осенить человеческую душу, дает ему такую радость и такие силы, которые не найти больше нигде в этом мире.

Но я думаю, что с любым родновером можно найти какой-то общий язык, но надо говорить о душе искренне и показать, что все, что он читал, основано на фантазиях какого-то его учителя-язычника. Это абсолютно не опирается ни на какую традицию, это придумано каким-то учителем, и вот эти гуру манипулируют учениками.

У нас, в христианстве, есть не просто традиция, мы видим реальный опыт, как люди обретают подлинную свободу от грехов и подлинную силу, такую силу, перед которой в ничто ниспровергается все остальное. Христианство завоевало Римскую империю за 2,5 века (со второй половины I века по начало IV века) в условиях жесточайших гонений. Христианство победило. Оно выжило и в условиях распространения ислама, и в условиях распространения коммунизма и до сих пор является первой религией даже по количеству людей.

Мы не берем в руки меч, мы не пытаемся никого завоевывать, но почему-то христианство побеждает. Мне, кстати, вспоминаются слова Наполеона Бонапарта, когда он после всех своих походов пришел к известному итогу и на острове Святой Елены стал читать Священное Писание. И он много говорил о том, что удивительное дело: и Август кесарь, и Александр Македонский, и Карл Великий, и я сам основали империи, но они основывались за счет насилия, и все это рухнуло. И только Иисус Христос основал Свою империю любовью (он имел в виду христианскую религию) – и эта империя держится, потому что она основана на подлинной любви и на искренности человеческого сердца.

– Мы говорили о национализме, о фашизме упомянули. Как они проявляются и что такое действительно быть настоящим патриотом своей страны?

– Патриотизм и национализм очень отличаются друг от друга. Отличаются так же, как отличаются любовь и ненависть. Почему? Потому что в патриотизме на первом месте именно любовь к родной земле, к родной традиции. А родная земля – это не просто одна какая-то узкая нация, это и те народы, которые Промыслом Божиим, волей Божией тоже оказались на нашей земле, и они вместе с нами созидают нашу культуру. Вот это и есть настоящий, подлинный патриотизм.

А в национализме движущей силой является агрессия, там ненависть просто по каким-то национальным признакам. Это очень глупо, ведь все мы произошли от Адама и Евы, поэтому как мы можем кого-то вычеркивать? Это то же самое, как вычеркнуть своего родного брата только потому, что у него другой оттенок кожи или он другого роста, нежели ты. Движущая сила национализма именно ненависть, это отрицательная сила, поэтому она не может созидать, она может только вычеркивать, отсекать, уничтожать, но создать здоровое общество невозможно.

И ведь что удивительно, любой мудрый правитель понимал, что за счет национализма не выйти вперед. Даже когда город Константинополь был захвачен Мехмедом II, тот понимал, что создать Османскую империю просто за счет турок-осман невозможно. И он стал привлекать к себе на службу многих христиан, ученых, тех, кто строил прекрасный флот, мог поднимать экономику страны. Конечно, было и обращение в ислам, но, по крайней мере, таких открытых гонений долгое время не было. И сохранился константинопольский патриарх. Почему? Потому что для создания какой-то действительно стойкой империи нельзя исходить из очень узких взглядов на жизнь, на нацию, на народ. Национализм в этом смысле всегда проигрывает, потому что он начинает делить народ на своих и чужих, и в итоге это всегда оборачивается против самих националистов. Потому что люди могут вступать в браки с представителями других национальностей, у нас могут быть разные взгляды, но национализм все это рушит, и, как правило, те движения, которые исходили из национализма, всегда терпят какой-то крах. Чем закончился фашизм? Ничем.

– К сожалению, сейчас есть его проявления в том же самом неоязычестве, родноверии, мы видим как раз эти нотки.

– Поэтому мы и говорим, что родноверие на самом деле является очень опасной тенденцией, то есть это не просто попытка обнаружить якобы какую-то родную веру. Для нас подлинной родной верой является православие, в котором мы жили тысячу лет. И православие укрепило нашу страну. Князь Владимир не случайно обратил внимание. Если бы язычество было жизнестойким, то оно могло бы дать какое-то развитие, какие-то импульсы нашему народу, но этого не произошло. И князь Владимир понимал, что язычество уже изжило себя.

А если мы посмотрим вообще на историю, то именно христианство дало и прекрасных ученых, все основные научные направления были заложены именно христианскими учеными. Луи Пастер, Блез Паскаль, Исаак Ньютон, Николай Коперник, Иоганн Кеплер – они все были христианами; все ученые, которые даровали мировой науке основные открытия,  были христианами. Язычество не дало таких ученых. Впрочем, как и другие нехристианские религии тоже по какой-то причине не дали.

Дело в том, что язычество обожествляло окружающий мир и тем самым как бы налагало табу на исследования окружающего мира. Если мир божествен, если божествами являются солнце, луна, звезды, сами стихии (огонь, вода), то значит мы не можем их изучать. А христианство говорит, что это не боги, что Богом является Творец нашего мира, а мир, в котором живем, – это дом, куда нас поместил Господь. И хозяин, конечно, должен знать тот дом, в котором он живет, поэтому христианство способствовало и научному развитию мира. Только христианство может служить основой такой стабильности.

– Давайте подведем итог нашей сегодняшней встрече.

– Я думаю, самое главное, что хочется сказать: вообще надо ценить то, что нам дано. Нам дана православная вера, она ведь преобразила очень многих людей. Сколько у нас было святых на протяжении тысячелетней истории! Преподобный Сергий Радонежский, преподобный Серафим Саровский… Язычники говорят, что якобы они вместе с природой, но на самом деле никакой гармонии с природой у язычников нет, потому что они прославляют природу в ее падшем состоянии. А если мы посмотрим на святых, которых дало православие, то рядом с ними сама природа преображалась: хищные звери теряли свои дикие нравы. Преподобный Сергий Радонежский кормил медведя из своих рук, так же как преподобный Герасим Иорданский, которого слушался лев. Преподобный Сергий извел своей молитвой источник воды. И вот так преображались благодаря молитвам святых людей те места, где даже экология страдала.

Поэтому надо понимать, что подлинная гармония с природой есть только в христианстве, там, где мы молимся Богу, стараемся исполнять заповеди Божии. И когда у нас будет гармония с Богом, тогда наступит и гармония с окружающим миром. Это все взаимосвязано. Если человек подчиняется Богу, Творцу мира, то тогда и природа тоже будет послушна самому человеку, и благодаря этому можно достичь какого-то порядка, какой-то гармонии и созидать тот мир, в котором мы живем.

– Напоследок благословите наших телезрителей.

– Господь да благословит вас! Всего вам доброго!

Ведущий Сергей Платонов
Записала Елена Кузоро

Просмотр (67)