Радость или уныние

Вторник, 09.08.2016 23:30

soyuz

В московской студии телеканала «СОЮЗ» на вопросы телезрителей ответил кандидат богословия, проректор по учебной работе и преподаватель Николо-Угрешской духовной семинарии, автор многих книг, публикаций и докладов о смысле и значении православной веры священник Валерий Духанин.

– Отец Валерий, Вы пришли к нам в первый раз, мы очень рады видеть Вас в нашей московской студии. Тема сегодняшней передачи «Радость или уныние». И прежде чем мы перейдем к нашему диалогу, давайте проясним, что же такое уныние и о какой радости мы сегодня поговорим?

– Мне хотелось бы, наверное, неформально говорить по этим вопросам, не углубляясь в какие-то сложные вещи. Я считаю, что радость вообще должна быть основной чертой христианина. Почему? Расскажу мой личный опыт соприкосновения с Церковью. Я крестился, когда мои родители даже еще не были верующими, еще не ходили в храм. И однажды я, а также сестра, двоюродная сестра и ее муж пошли просто из интереса принять Таинство крещения, даже не задумываясь о вере.

Мне было тринадцать лет. Как сейчас помню, когда совершалось это таинство, я не понимал ни одного слова из того, что батюшка произносил, не понимал ни одного обряда. Но внутри, во-первых, появилось четкое ощущение, что Господь Бог действительно есть, и какое-то непередаваемое словами ощущение радости и свободы. Как будто кто-то вынул из тебя всю грязь; появилась удивительная радость, что-то внутри засияло. Вот это было мое соприкосновение с Церковью, с Христом. После этого я понимаю, что подлинная духовная жизнь должна быть пронизана радостью.

С чего начинается собственно Евангелие? Когда ангелы благовествуют, они являются при рождении Христа пастухам и говорят, что «ныне радость всему миру, потому что родился Младенец Христос». Подсчитано, что слово «радость» или заповедь «радоваться» упоминается в Евангелии несколько сотен раз. Но мы не встретим ни одной заповеди, чтобы человек унывал, был хмурым, печальным, горевал. То есть радость – тот свет, то сияние, которое наполняет сердце, и то, что тебе вообще дает вдохновение.

Уныние – это, во-первых, порок нашего времени. Люди унывают, все время о чем-то переживают, говорят про депрессию. Кто-то из исследователей даже говорит, что депрессия – это рак XXI века, духовная онкология. Люди считают, что «все вокруг не так», «у меня ничего не получается», «я никому не нужен», «смысла нет». Человек все это вынашивает в себе, переживает, и у него внутри образуется болото: застой, бессилие, апатия и бессмысленность. Вот что такое уныние; это духовная пагуба, поразившая современных людей.

– Именно поэтому его еще называют смертным грехом.

– Да. Почему такое название – «смертный грех»? Потому что он ведет к смерти души. И уныние очень это выражает. Уныние – такое состояние, при котором внутри у тебя нет никакой жизни: полная апатия, бессилие, ничего не хочется делать. И человек может так лежать, погрязнув в болоте своих внутренних апатичных чувств, не замечая ничего светлого вокруг. Такой грех действительно является смертным, потому что он означает, что человек находится без Бога. Бог есть жизнь, Бог есть свет, Бог есть любовь. А у унывающего человека внутри мрак, безрадостность, апатия.

Я бы даже еще сказал, что уныние – это диагноз эгоистичных людей, когда человек ориентирован на свои собственные греховные страсти: он хочет все только себе, он думает только о том, чтобы себе что-то заполучить, достичь какой-то выгоды. А поскольку это невозможно (мы всегда встречаем какие-то препятствия), то этот человек начинает унывать: там меня неправильно встретили, здесь не откликнулись, тут мне не помогли… И получается, что этот человек начинает видеть только плохое. А почему? Потому что заранее его внимание было обращено на свое «я», весь взор прикован к самому себе. И вот этот эгоизм, замыкание внутри самого себя оборачиваются в итоге внутренней пустотой. Он замкнут на себе, и поэтому ему становится просто тесно от этой внутренней скованности.

– Как с этой пустотой бороться?

– Святые отцы, конечно, много говорили о том, как бороться с грехом уныния. Если этот вопрос объяснять аскетически, то греху уныния противопоставлена добродетель трезвения, то есть внутреннего бодрствования. Если уныние – это леность, апатичность и расслабленность, то трезвение – внутреннее бодрствование: организовать себя так, чтобы у тебя был четкий ритм. Например, о самом себе я замечаю, что унывать я начинаю тогда, когда я слишком долго отдыхаю. То есть когда я уезжаю из семинарии, вроде бы я отключаюсь от работы и должен отдохнуть, но вместо этого, когда я долго нахожусь без работы, без интенсивной жизни, у меня наступает какое-то уныние, сумрачное внутри состояние. А как только я возвращаюсь к активной деятельности, у меня уныние как рукой снимает и внутри начинает что-то сиять, появляется радость. То есть на самом деле человек унывает тогда, когда он просто не хочет трудиться, не хочет посвятить себя какому-то важному делу.

На эту тему вообще очень много можно говорить и сравнивать. Я недавно узнал про одного нашего современного подвижника схиигумена Евфимия. Он жил в Казахстане, прожил сто пять лет и почил совсем недавно. При этом за свою жизнь он трижды умирал и перенес огромную ссылку. С чем была связана его ссылка? Он родился в начале XX века в большой семье. Когда произошла революция, им предстояло раскулачивание.

Получилось так, что отец умер и должны были посадить мать. И братья попросили схиигумена Евфимия (тогда он был просто Иоанн): «Ты пойди и скажи, что не нашел, где находится мама. А мы ее спрячем». Он сказал представителям большевистской власти, что не смог найти маму, потому что она уехала. А перед этим у него страшно болела голова, разболелись ноги. И что происходит дальше? Большевики ему ответили: «Раз так, тогда мы тебя вместо твоей мамы и сошлем». И он рассказывал, какая радость у него появилась после этих слов! Тут же перестали болеть и голова, и ноги. Почему? Потому что он поступил жертвенно, и его душа в этом раскрылась.

Причина нашего уныния в том, что мы замыкаемся на себе. Когда человек замкнут на себе, ему всегда будет чего-то не хватать, он всегда будет унывать и испытывать внутри тесноту. Как только мы учимся жертвенности, мы раскрываем себя, и происходит как бы размыкание нашего кольца, той скорлупы, в которой мы были сомкнуты. Тогда уныние исчезает и внутри появляется радость. Так у схиигумена Евфимия тут же появились силы, он прошел ссылки и на протяжении всех этих тяжелейших лет, что провел в них, он испытывал радость.

Есть такие интересные наблюдения. Оказывается, от депрессии больше всего страдают богатые люди (миллионеры, миллиардеры), и у каждого пятого медицинский диагноз – депрессия, очень часто бывают даже случаи самоубийств. А если взять нищих или бомжей – у них практически нет самоубийств. Казалось бы, всё наоборот: те преуспевают, купаются в благах и должны радоваться, а эти – в постоянных лишениях. В чем здесь секрет? В том, что преодоление лишений постоянно человека внутренне организует, и он находится в состоянии внутреннего бодрствования. Тогда как человек, который достиг каких-то благ, начинает успокаиваться, но внутри-то у него нет тишины, нет покоя и мира. И оказывается, что все блага и все земное веселье подлинной радости ему дать не могут.

– Мы живем в обществе, и как много вокруг нас сварливых и обиженных людей. Обиженных на судьбу, на окружающий мир и так далее. Как нужно вести себя с этими людьми? Часто говорят: «Не общайся с ним, он обиженный, он противный человек…» Ведь таких людей много вокруг. Как им помочь?

– Мне вспоминается из патерика, как один ученик приходит к старцу и говорит: «Я никак не могу справиться с обидой. Что мне делать?» Он ему говорит: «Как только ты обидишься на кого-нибудь, положи себе картофелину за пазуху. Еще раз обидишься – еще положи». Он стал так поступать, и со временем у него набралось много картофелин, а потом они еще начали гнить. Он приходит к старцу и говорит: «Я не могу больше все это носить на самом себе». Старец говорит: «Видишь, как тебе неприятно. А ведь каждая обида – это то, что находится внутри тебя, и тоже гниет и мешает тебе».

От нас требуется, чтобы мы сами не обижались на других людей, чтобы мы не держали что-то внутри против кого-либо. Потому что каждая обида как затянутый узелочек: когда он затянут, он тебя сдавливает. А каждая преодоленная обида – это как развязывание этого узла, внутри сразу становится легче.

Как с ними общаться? Я думаю, что общаться надо с любыми людьми. Почему? Потому что во многом человек откликается на твое внутреннее состояние. Если ты сам человека не попрекаешь, не раздражаешься на него, то он начинает это улавливать. У него тоже может пройти агрессия; и обижаться он перестанет. Поэтому, я думаю, самое правильное решение – внутри относиться к любому человеку с миром, любовью, пониманием, и у него тоже прекратятся какие-то обиды.

– Мы уже выяснили: чтобы преодолеть уныние, или, как мы еще называем, депрессию, нужно организовать свою жизнь как-то по-другому. То есть получается, нужно идти пробовать еще; если не берут на работу – нужно пытаться, как-то пробиваться, то есть преодолевать себя самого и делать через силу. Ведь так?

– Конечно, ведь Господь что от нас ждет? Господь ждет от нас активности. Каждому Господь дал и руки, и ноги. Для чего? Для того, чтобы мы ногами ходили, руками что-то делали. Господь дал нам голову для того, чтобы она тоже работала. И Господь не ждет, чтобы мы сидели дома и просили: «Подай мне с неба…», – мы должны себя проявлять. Поэтому в православии есть такое понятие, как синергия, содействие, когда мы пытаемся лично, сами что-то делать и в то же время просим Господа нам в этом помочь. Я знаю очень много людей, у которых происходила какая-то безвыходная ситуация и непонятно было, что делать, но достаточно вместе, сообща помолиться от души (не сесть на диван, не раскиснуть, не опустить руки, а помолиться и предпринять какие-то усилия) – и все решается.

Просто наша беда в том, что мы заранее часто рисуем себе какую-то печальную перспективу жизни. На самом деле человек больше всего страдает не от того, что у него случилась какая-то неприятность, что его уволили, например, а страдает от того, что он начинает внутри себя пережевывать все это…

– Самоедством заниматься…

– …копаться в тех отрицательных вещах, которые с ним случились. И от этого можно просто с ума сойти. Задача христианина – выйти из этого, обратиться к Господу. В Новом Завете говорится: «Все печали ваши возложите на Него, потому что Он печется о вас». И Спаситель говорит: «Не заботьтесь о завтрашнем дне; довольно для каждого дня своей заботы». Это не значит, что мы не должны предпринимать каких-то усилий, это значит: мы должны перестать чрезмерно переживать и утопать в бесконечных эмоциях.

Что мы часто наблюдаем в Москве? Люди не успевают, спешат, когда находятся в пробках, думают, что у них что-то не получается, и начинают выплескивать агрессию друг на друга. А ведь что требуется? Не хочется хвалиться, но иногда не успеваешь в пробке и просто помолишься: «Господи, помоги мне вовремя доехать». И происходит чудо – приезжаешь в срок. Трудно это объяснить, но Господь всегда откликается на искреннюю, теплую молитву, обязательно явит Свое участие. Мы должны всегда помнить, что Господь рядом с нами: Он нас видит, слышит, любит. Достаточно к Нему обратиться, и Он непременно поможет.

– На Западе сейчас очень модно обращаться к помощи психологов для борьбы с депрессией. А какова роль священника в жизни людей, страдающих этим недугом?

– Конечно, вопрос очень непростой. Я сразу скажу, что обращение к психологам и психотерапевтам – это земное решение каких-то вопросов, проблем. Психология (какая она сейчас) знает какую-то свою логику, что надо вот так и вот так поступать, и психологи пытаются по-человечески, логически распутать какие-то ситуации, где есть свои закономерности. А дело в том, что Господь Бог часто поступает нелогично. Каким образом? Например, человек болен и должен умереть, но молится, и Господь исцеляет его от болезни. То есть логика естественной человеческой жизни нарушается, потому что когда мы обращаемся к Богу (а Господь – Царь нашей жизни, в Его руках жизнь и смерть человека), Он может снять с нас любую болезнь. Земная психология этого не знает, она говорит про какие-то закономерности, что если произошел стресс, то у тебя всплеск эмоций и это может повлечь за собой какие-то процессы; что в подавленном состоянии гормоны действуют не так и нужны препараты и психотерапия. Тогда как Божией благодатью может исцелиться любая болезнь.

Ответ здесь ясен. Когда человек был в раю, он не страдал никакими депрессиями и неврозами. Почему? Потому что была полная гармония внутри самого человека. Она была потому, что была гармония человека с Богом. И только когда прекращается гармония отношений человека с Богом, у человека внутри все «заваливается».

На самом деле из-за чего происходят неврозы, невротические состояния? Как правило, это происходит из-за внутренних противоречий. Человек был уверен, что у него, допустим, состоится семья. Он вступает в брак, и вдруг неожиданно все разваливается – вторая половина его подводит. Наступает внутреннее противоречие на основе его предшествующих надежд, чаяний (он души не чаял в этом человеке), а тот уходит; и полный обрыв… Или кто-то умирает из близких – то же самое. Или бывают другие ситуации, когда человек хочет чего-то достичь, но у него не получается. Вот эти внутренние противоречия и приводят к душевному слому.

Раньше таких противоречий было меньше, потому что жизнь была более цельной. Как мы читаем в произведении Шмелева «Лето Господне», где весь быт русского человека (имеются в виду простые русские крестьяне) был пронизан Евангелием, христианством, начиная с простой трапезы (плюшки, булочки) и до самого конца (работа, посещение храма), – все это было цельным.

А теперь что получается? Человек трудится на работе – там все цивильное и мирское. Потом он идет в храм – и все как бы меняется в противоположную сторону. Например, женщина при входе в храм надевает платок, потому что там другой этикет, а выходит из храма и опять перестраивается под мирской образ жизни, по-другому ведет себя в метро, лишний раз боится перекреститься. И мы наблюдаем противоречие, двойственность; ушла цельность. Из-за этого у человека внутри тоже может наступить слом, потому что у него нет цельности, его жизнь раздвоена.

Поэтому душевные сломы уходят тогда, когда человек обретает внутреннюю цельность. Но психологи и психотерапевты не могут вернуть человеку целостность. Они помогают снимать какие-то стрессы, помогают выйти из каких-то ситуаций, но спасти душу не могут. Психология даже не знает понятия души. Душу может спасти только Господь Своею благодатью, а встреча эта совершается в храме, и тут уже помогает духовник. Духовник – это тот человек, который не только своими словами утешает, успокаивает, подсказывает, он обращает человека к Богу, помогает человеку стяжать Божью благодать.

В этом отличие духовничества от психотерапии, где действуют просто земные слова. Это как, например, есть у вас хороший товарищ, который в беде может вас действительно поддержать, утешить, приободрить. То же самое делает психотерапевт, который может правильно все объяснить, снять стресс, но полностью вылечить он не может; наступит такой момент, когда душа опять даст лом. Вот почему на Западе появляются именно семейные психотерапевты, потребность в них оказывается постоянной, люди все время падают, скатываются в одну и ту же яму. И только Божья благодать может исцелить человека.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Екклесиаст говорил в своей книге, что на все должно быть свое время: собирать камни, разбрасывать их, плакать и веселиться. Но допустим, радоваться… Если человек потерял работу, или его обокрали, или он потерял близких и в этот момент начинает радоваться, как это воспримут окружающие, близкие родственники? Они подумают, что он сумасшедший. Объясните, пожалуйста».

– Большое спасибо за такой вопрос. Вот именно в этот момент он и должен порадоваться. Почему? Потому что всякая скорбь – это посещение Божие. И Господь именно тогда бывает близок к человеку, когда посылает такие испытания. Я приведу пример. У нас в семинарии есть эконом диакон Вадим. Его супруга Ксения ждала ребенка; они готовились к родам. И вдруг у нее обнаружилась какая-то страшная болезнь, подскочило давление, в итоге отказали почки. Ребеночек очень быстро погиб, а сама она была под угрозой смерти. В больнице отцу Вадиму сказали: «Супруга ваша умрет, так что даже не надейтесь».

О ней молился старец, схиархимандрит Илий. Я рассказываю историю людей, которых я знаю лично. Что произошло потом? Ксения выздоравливает, то есть она не умерла в тот момент, но была подсоединена к множеству катетеров, различных трубочек. Жидкость, которая собиралась в катетерах, была черной, потому что ее организм был отравлен. Отец Вадим принес ей крещенскую воду. Весь медперсонал возмутился: «Что вы принесли?!» И когда Ксения начала пить крещенскую воду, то у всех на глазах жидкость в катетере из черной стала светлеть, потому что чудесным образом ее организм стал очищаться от приобщения к святой воде. Но я говорю даже не об этом.

В то же самое время в соседней палате лежала молодая мама, родившая ребенка. Но к ней пришел ее супруг, который устроил скандал, сильно ударил ее и ушел. Женщина пребывала в сильном унынии. И Ксения, несмотря на то что ей нельзя было вставать, услышав, что женщина плачет, тут же откликнулась. Она отсоединила от себя все трубочки, все катетеры, встала, по стеночке дошла до нее и начала ее утешать. Это был роддом, и та женщина, не зная ничего о Ксении, сказала: «Тебе-то хорошо, ты родила ребенка, а меня муж бросил». Ксения ответила: «Я потеряла ребенка, а тебе Господь дал. Поэтому ты должна радоваться». Вот так Ксения поддержала женщину в беде. Врачи, увидев, что Ксения сама поднялась, были в шоке. И на их вопрос, почему она так поступила, она ответила: «Да, мне плохо, но ведь ей еще хуже».

Сама Ксения абсолютно не унывала, не впадала в депрессию, потому что она восприняла это как особое испытание. А каждое испытание нас укрепляет. Поэтому, я думаю, особенно тогда, когда нам подаются какие-то неприятности (что-то с работой или какие-то жизненные скорби), то это тот самый момент, когда мы должны сказать: «Слава Тебе, Господи, что Ты мне это послал». Именно в такой момент молитва человека бывает наиболее искренней, и Господь слышит такого человека.

Еще есть такое наблюдение: Господь одни двери затворяет, а другие – отворяет. То есть если ты уволен с какой-то работы, значит, прошел этот этап и для тебя начинается что-то новое, непременно тебе будет послано что-то еще. Не нужно впадать в уныние, нужно понимать, что всегда Господь рядом с нами, Он всегда что-то подаст, Он выведет из любой ситуации. А если нужно потерпеть что-то, то и это нужно принять как волю Божию.

– Знаете, когда лишили работы – можно найти другую работу, не сразу, конечно, но найдешь, если захочешь. Другой вопрос: умирает близкий человек, и умирает при таких обстоятельствах, в которых ты тоже был замешан. Если проводить какую-то логическую цепочку, укорять себя, то можно прийти к выводу, что человек умер, можно сказать, из-за тебя. Например, ты проложил маршрут на автодороге, автомобиль попал в аварию и человек погиб.

Как к этому относиться? Ведь у человека в этот момент происходят действительно невероятные вещи внутри, потому что он считает, что из-за его действий случилась трагедия. Как человеку в этой ситуации преодолеть себя, до уныния здесь совсем недалеко, причем в самом страшном проявлении этого недуга?

– Это больше Промысл Божий, я бы сказал. Мы же пытаемся делать что-то хорошее, и проложение этого маршрута не предполагало какой-то смерти. Но Господь распорядился так, чтобы именно на этих путях забрать человека. Приведу такой пример. Один знакомый батюшка из далекой глубинки постоянно ездил на попутных машинах, и его все время брали. А один раз была машина без пассажиров, он проголосовал, машина не остановилась. Батюшка даже пожалел: «Что ж такое! Не остановился, а мог бы взять…» Водитель следующей машины, которая была заполнена людьми, взял батюшку; ему нашлось местечко. Проехали они какое-то расстояние и увидели, что та машина, которая не остановилась, лежит в кювете разбитая. То есть Господь уберег батюшку.

Что бы мы ни предпринимали, жизнь и смерть – в руках Божиих, это Божие действие. Даже если нам кажется, что мы причастны к этому, надо смириться перед волей Божией, потому что не всегда мы являемся хозяевами нашей жизни. Нужно понимать и всегда помнить, что для Бога самое ценное – это наша душа, а не тело, не телесное естество. Поэтому Господь, когда нужно, забирает душу из тела. Почему так – сейчас мы не можем этого объяснить, но Господь знает, это Божий Суд.

– Вопрос телезрительницы из Ростова Великого: «Я больше двадцати лет работаю социальным работником и в последние годы вижу, что к пожилому возрасту очень многие люди страдают психическими расстройствами. Хотелось бы узнать, что делать, чтобы этого не происходило, и есть ли такие люди среди священников и монахов?»

– Действительно, в пожилом возрасте у людей наблюдается некое ослабление и умственных способностей, и расстройство памяти, потому что мозг уже изношен, и это чисто физиологические процессы. Но есть интересные наблюдения: оказывается, эти процессы меньше действуют, во-первых, на людей интеллектуального труда, когда, например, человек всю жизнь занимался наукой и привык к тому, чтобы мозг постоянно упражнялся.

Я лично наблюдал, что у людей, которые ведут внимательную духовную жизнь, ум остается ясным до самых последних дней. Не знаю, как это объяснить с медицинской точки зрения, но у людей, которые обучились молитве и регулярно участвуют в церковной храмовой жизни, таких расстройств, как правило, не случается. И может быть, даже этому есть объяснение. Потому что молитва очищает ум от посторонних помыслов. Обычно у нас идет шквал каких-то мыслей, мы кидаемся от одной мысли к другой, у нас перемешаны чувства: то досада, то негодование, раздражение на кого-нибудь, тщеславные мысли.

Через духовную жизнь, через молитву мы учимся преодолевать все отрицательные, негативные мысли и чувства, и это приводит к тому, что действительно у человека освобождается его сознание, оно становится более ясным, более спокойным. Поэтому с возрастом, когда у человека физиологическая структура мозга ослабевает, внутри все равно сохраняется ясность ума. Потому что ум на самом деле принадлежит душе. Наша душа просто облачена в тело, мы действуем через мозг, но ум принадлежит душе. И если ум ясный, свободный от каких-либо помыслов, то он и в старости будет эту ясность и свободу сохранять. Я думаю, спастись от проблем можно через дисциплину духовной жизни, которую нужно приобретать, конечно, заранее.

– Перед тем как человек впадает в уныние, ведь есть же какие-то симптомы, маленькие тревожные звоночки. Можно их перечислить, чтобы себя как-то предостеречь?

– Я думаю, каждый может за собой это вспомнить. Святитель Феофан Затворник писал, что уныние проявляется в скуке, когда мы начинаем скучать хоть от чего. Например, когда человек учится – ему скучно на уроках, если он работает – скучно на работе, скучно в храме, когда он туда приходит, скучно молиться и не хочется брать молитвослов в руки. То есть наступает внутреннее охлаждение, замирание процессов. Когда зимой мороз наступает, все живое замирает, и некоторые даже впадают в зимнюю спячку. Вот уныние – это такая зимняя спячка в духовном смысле. Все это важно заранее отследить и тут же организоваться, постараться противопоставить этому какое-то активное правило.

Например, когда я учился в лавре, мы могли специально вставать в пять утра и идти на братский молебен. Вроде бы и так тяжело, надо бы поспать, а оказывается, что когда ты рано встаешь, идешь на молебен преподобному Сергию, прикладываешься к святым мощам, то у тебя внутри все как-то перестраивается, все проясняется, ты становишься бодрым, активным. Я не знаю, как это объяснить естественными причинами, но в духовном смысле все это очень действует.

На что еще можно обратить внимание? Совершенно точно ты унываешь, когда считаешь, что тебя кто-то не понимает, кто-то не идет тебе навстречу, что у тебя ничего не получается. Если человек так думает, значит, он уже скатывается к унынию, впадает в печаль. А это ошибочное представление. Ведь Господь нам дал жизнь, мы сотворены по образу Божьему, и с этим ничто не сравнится. Душа бессмертна, и Господь призывает нас к бесконечной радости в вечном Царствии Божием. Что может быть выше этого? Нам обязательно что-то дается: близкие люди, с которыми мы можем общаться, они очень радуются нам. Есть люди, которые ждут от нас какой-то помощи, и оказывается, если мы начнем им помогать, нам и самим будет радостно от этого.

Я помню, когда учился в семинарии на IV (выпускном) курсе, было тяжело – сплошная учеба. А один батюшка как раз попросил помогать ему. У него была многодетная семья, детки маленькие, надо было что-то делать по дому: копать, укреплять фундамент под домом, чтобы полы не обрушивались. Казалось бы, такой труд, от которого можно только унывать, но у меня, наоборот, произошло какое-то возрождение. Потому что я был утомлен учебой донельзя, а тут такой активный труд, абсолютно бескорыстный… Он доставлял мне какое-то внутреннее удовольствие и вдохновение. За счет этого я вытянул тот год, а потом поступил в академию. Почему? Потому что, повторюсь, человек унывает тогда, когда он замыкается на себе: сидит себе в скорлупе… Как от этого не унывать, если ты в самом себе варишься и от всего отделен? Поэтому тебя никто и не понимает, поэтому и не идут навстречу, потому что ты в самом себе затворился и ищешь только своих благ.

– Еще и получаешь от этого удовлетворение, когда тебя жалеют, когда вдруг начинают о тебе беспокоиться…

– Вспоминается притча о том, как во время строительства Собора Парижской Богоматери (а строился он очень долго, не одно десятилетие) трое работяг с утра до вечера возили одинаковые тачки с камнями. Каждому из них задали один и тот же вопрос: «Что ты делаешь?» Один, весь «убитый», говорит: «Несу этот проклятый труд», то есть настолько все было плохо. Другой говорит с печалью: «Зарабатываю себе на жизнь», то есть «тружусь, но вынужден это делать». А третий радостно воскликнул: «А я строю прекрасный храм, воздвигаю величественный собор!» И он был счастлив. То есть они трое выполняли один и тот же тягостный, однообразный труд – возили тачки с камнями, но счастлив был один. Почему? Потому что он действительно видел что-то светлое.

Чтобы в жизни не было уныния, такой беспросветной печали, нужно постараться научиться видеть что-то светлое, радостное. Есть даже такое правило: встаешь утром, постарайся увидеть радостное: «Слава Богу, я поднялся, вижу этот свет, Господь мне дает еще один день, и я имею возможность молиться Богу». А Господь – это вечность: это вечная жизнь, вечная радость, вечная любовь. Почему мы на самом деле унываем? Потому что у нас нет настоящего общения с Богом. Человек потому унывает, что он к Богу еще не пришел. Когда человек с Богом, у него всегда в душе будет радость.

Езжу я к одному старцу, игумену Варнаве. Он болеет онкологией, ему уже операцию проводили, и с внешней стороны можно сказать: «Несчастный человек». Приезжаешь – он более счастливый, чем все остальные, которые к нему приходят. Он сам больной, но вдохновляет к жизни здоровых. Здоровые унывают, а он с этими болезнями весь исполнен радости, внутреннего вдохновения. Почему? Потому что он с Богом. А человек, который с Богом, имеет внутри источник, – источник света, источник благодатного вдохновения, и даже других людей он тоже будет воодушевлять. А когда мы не причастны благодати, то начинаем унывать, впадать в тоску. Это как выключили лампочки – и сумерки. Что в этих сумерках происходит – непонятно. Там – ничего, там нет никакой жизни. Поэтому если хочешь избежать уныния, постарайся быть поближе к Господу и обрести Его благодать.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Бывает, смотришь на других людей, например в метро или на улице – все в себе абсолютно уверены, как будто знают рецепт жизни, как быть счастливыми, самодостаточными. А смотришь на себя и думаешь: неужели я такой дурак, наверное, что не понимаю чего-то такого простого?.. Как быть, как находить в простых вещах утешение? Как будто не понимаешь чего-то, что все остальные знают с рождения. Или, может, я не прав и все такое испытывают в разные периоды жизни?»

– Я думаю, Вы сейчас немножко унываете, поэтому думаете, что Вы лишены чего-то такого, что имеют абсолютно все. На самом деле это, конечно, не так. И Вас Господь наделил образом Своим, и Вам Господь дал жизнь, дал силы, способности, и Вы можете обрести ту радость, которой, может быть, не имеют другие. Вот мы смотрим на других и думаем, что они веселятся. А часто на самом деле это не так. Иногда мы видим, как молодежь веселится, пьет пиво. Почему молодые это делают? Потому что внутри у них нет радости, они ищут способ как-то себя повеселить, чем-то занять, так как внутри сумрачно. Если оставить такого человека без пива, без веселого общения, музыки, которую он постоянно слушает в своих наушниках, то окажется, что внутри страшная пустота и он этой пустоты боится.

То есть на самом деле мы не можем оценить, что носят в себе другие люди. Я думаю, что Вам не надо сравнивать: «они знают, а я нет». А нужно просто стараться делать то и там, где Вы поставлены. Допустим, у Вас есть какая-то работа, семья, дети, а если нет, есть родные и близкие, с которыми Вы связаны какими-то узами. Это значит, если кто-то о чем-то попросил, нужно всего лишь откликнуться, поучаствовать в беде ближнего, в чем-то помочь, свои обязанности выполнить ответственно, и тогда внутри будет появляться утешение. То есть не нужно постоянно бегать от своего положения, в котором мы находимся, а, оставаясь на своем месте, выполнять то, что ты и должен выполнять в этот момент.

Но самое главное, не забывать, что человек в принципе не может быть счастлив без Бога. Это значит, если сейчас Вы в печали, то после нашей передачи просто встаньте перед иконами, успокойтесь внутренне и постарайтесь от сердца обратиться к Богу как к своему отцу. Потому что Он рядом, Он видит, слышит и обязательно поможет, обязательно будет какой-то внутренний отклик. Я вспоминаю пример игумена Никона (Воробьева), который прошел сложный путь. Он в подростковом возрасте потерял веру. Потом изучал и психологию, и философию, и филологию, и разные языки, но пришел к такой тоске, что действительно не видел ни в чем смысла. Потом же в один момент он вдруг вспомнил свою детскую веру, как ему тогда было хорошо, когда от простой веры он испытывал внутри радость, а теперь он ее не испытывает.

В этот момент он остановился и сказал: «Господи, если Ты есть, откройся мне, грешному! Мне бы только знать: есть Ты или нет Тебя». И то, что с ним произошло, он потом описывал: Божья благодать его так коснулась, что внутри у него засияла радость! Он говорит, что это невозможно передать, невозможно сравнить ни с какими земными чувствами. Так же как нельзя спутать: солнце засияло из-за туч или уличный фонарь горит. Радость от Духа Святого, радость от нашего соприкосновения с Богом – это свет солнца. А земное веселье – уличные фонари в сумрачную погоду, когда вокруг накрапывает дождь. Просто надо иногда от всей души обратиться к Господу, открыть свое сердце навстречу Ему, и Господь подаст утешение.

– А можно ли применить маленький, достаточно банальный рецепт, что нужно жить каждый день так, как будто он последний? Вот Вы привели в пример игумена Варнаву. Я знаю утверждение, что есть «благородные» болезни, а есть – «неблагородные». Неблагородные – это простуда, ангина, те болезни, которые мы получили по своему нерадению (например, форточку открыли или оделись легко, поэтому простудились и заболели).

А благородные болезни – это, например, та же онкология (рак). Человек знает, что он умрет (и врачи даже могут назвать срок), поэтому задумывается о многом и пускает Бога в свою душу. Так, может, действительно жить так, как будто завтра тебя не станет, и тогда все получится? Идти в храм сейчас, а не когда-нибудь позже, причащаться, исповедоваться…

– Вы совершенно правы. На самом деле так и есть. Потому что переживание времени оказывается обманчиво: мы думаем, что это бесконечная нить, которая будет тянуться и тянуться. А святые отцы говорят, что нам дается некий клубочек ниточек и он распутывается; мы думаем, что бесконечно, но наступает момент, когда ниточка заканчивается и мы уже там… И если вспомнить, насколько быстро прошли те годы, которые мы прожили, – это как одинь день.

Мы и живем на самом деле одним днем. Не нужно ждать, когда делать добро, а делать его именно сейчас. Ты живешь сегодня – вот сегодня и сделай другому человеку добро. Если таишь на кого-то обиду, то сегодня и надо простить, сегодня и нужно помолиться: «Господи, прости меня грешного, что я хранил такую обиду на человека. Благослови и помоги! Сделай его участником Царствия Твоего вечного!» Когда другому человеку от сердца желаешь каких-то благ, особенно вечных, то внутри появляется источник новой жизни. И именно сейчас, сегодня надо это делать. Тогда и не будет уныния. Потому что жизнь вместо того, чтобы перекидываться на следующий день (на завтра, на послезавтра), начнется именно сегодня. И тогда ты будешь проснувшимся человеком, то есть не человеком, который спит, усыплен в своих мечтах, фантазиях, а человеком, который делает конкретное дело, имеет реальную жизнь и она осуществляется у него именно сегодня.

– Отец Валерий, напоследок я прошу Вас благословить наших телезрителей.

– Дай Господь, чтобы все мы имели подлинную радость – радость от соприкосновения с Господом, чтобы мы ходили в храм и учились радовать друг друга, наших родных и близких. Храни всех Господь!

 

Ведущий Сергей Платонов
Записала Нина Кирсанова

Просмотр (112)