Уроки православия. Аскетика. Урок 9

Среда, 05.04.2017 23:41

Уроки на тему «Аскетика для мирян» мы учим вместе со священником Валерием Духаниным и узнаем на них о том, как следует выполнять то или иное духовное делание. Сегодня речь пойдет о памяти смертной – том делании, которое св. Иоанн Лествичник называл полезным и удивительным, и добавлял, что именно оно всегда было предметом разговоров преподобных отцов…

– «Аскетика для мирян» – так называется цикл уроков, которые проводит для нас священник Валерий Духанин, кандидат богословия, проректор по учебной работе Николо-Угрешской духовной семинарии, автор многих замечательных книг о православной вере. На этих уроках батюшка говорит не только о значении аскетики и необходимости постижения нами этой важнейшей науки, но и последовательно рассматривает вполне конкретные аскетические делания: это молитва, пост, борьба со страстями, покаяние, самоукорение. А также обращает наше внимание на то, как именно святые отцы советовали исполнять эти духовные труды и что бывает с людьми, которые пренебрегают тем или иным аскетическим деланием…

«Делание» – какое емкое понятие и какой глубочайший духовный смысл сокрыт в нем! Так, в отличие от любого дела, которое может совершаться разными людьми, с разными намерениями, христианское делание предполагает ту духовную практику, в процессе которой человек стремится получить от Господа Его благодать: спасающую,  исцеляющую, преображающую и обновляющую человеческое естество…

И сегодня отец Валерий расскажет о том делании, которое святой Иоанн Лествичник называл полезным и удивительным; и добавлял, что «когда преподобным отцам нужно было беседовать, то именно оно становилось всегдашним предметом их разговоров…»

Священник Валерий Духанин:

– Среди аскетических деланий христианина встречается одно такое делание, которое может показаться странным и даже в каком-то смысле отталкивающим. Хотя именно это делание очень рекомендовали святые отцы и сами постоянно пребывали в этом делании – это память смертная, или память о смерти, память о предстоящей нам последней участи – о переходе своей душой в иной мир, где затем нас ожидает Страшный Суд за всю нашу жизнь. Иногда чтобы понять ценность жизни, нужно вспомнить о смерти. Что представляет собой наша жизнь? Точнее, как мы сами смотрим на нее? Мы относимся к жизни как к клубку ниток, который мы разматываем, разматываем, и нам зачастую кажется, что этот клубок можно разматывать бесконечно. Но рано или поздно эта ниточка закончится, и тогда нам придется давать отчет.

В жизни Федора Михайловича Достоевского произошел один весьма трагичный случай. По молодости он увлекался революционной деятельностью: был такой кружок Петрашевского в середине XIX века, и там высказывались самые опасные идеи. Федор Михайлович посещал этот кружок, увлекся, потом был схвачен вместе со своими товарищами и приговорен к смертной казни. Смертную казнь заменили по милости государя на ссылку, но само переживание произвело огромное неизгладимое впечатление на душу Федора Михайловича, и впоследствии он это описал в своем романе «Идиот», вкладывая эти размышления в уста героя князя Мышкина.

Что описывал Федор Михайлович Достоевский? Что пять минут до смерти казались просто каким-то необъятным временем. И при этом беспокоила такая мысль: «Какое же это огромное богатство – жизнь! И как хотелось бы не умирать. Вот если мне сейчас дать жизнь, позволить мне жить дальше, то я бы уж точно ни одной минуты напрасно не потерял, каждую минуту посвятил бы какому-то полезному, доброму делу. Я бы постарался всю душу свою вложить в то, чтобы вся моя последующая жизнь была осмысленной».

Вот такие мысли беспокоили его на эшафоте. И когда их собирались уже выводить, чтобы осуществить смертную казнь, вдруг приходит приказ о помиловании. Несколько лет, конечно, пришлось провести в ссылке, но Федор Михайлович вспоминает, что поначалу была такая необыкновенная радость, что тебе вновь дана жизнь! Это как бескрайнее море радости и вдохновения, что ты опять можешь посвятить себя этому удивительному дару Божьему… А потом потекли обычные, будничные дни, начались  суетные заботы, мирские, приземленные дела. Прежнее переживание смерти стерлось, и много-много минут вновь было потеряно напрасно.

Когда человек находится на пороге смерти, он начинает более ценить свою жизнь. Переживание, осознание смерти, этого страшного перехода в тот мир, зачастую помогает человеку по-новому взглянуть на самого себя: на что я вообще тратил свою жизнь? чему я посвящал себя? правильно ли я жил? Иногда приходится встречаться с людьми, которые готовятся к переходу в тот мир. Они, конечно, очень переживают и скорбят о том, что раньше не задумывались об этом переходе, и на пороге вечности они вдруг чувствуют, что им придется дать отчет. И жизнь действительно оказалась как размотанная нитка, которая была размотана впустую; жизнь не имела того смысла, который можно было бы в нее вложить. И только люди, которые заранее думают о предстоящем конце своего земного бытия, более ответственно относятся к этой земной жизни и более готовы к переходу в вечность.

Святые отцы говорили, что тот человек, кто имеет память смертную, несомненно, научится правильной молитве,  другим духовным деланиям. Почему так? Да потому, что этот человек представляет, какую ответственность он несет за свою жизнь, что он непрестанно находится перед взором Божиим и придется отвечать за все, что сейчас делаешь. А раз мы пойдем на суд (а этот момент может наступить когда угодно, мы не знаем когда), то как же не молиться о своей душе?

Известно выражение: «В чем застану, в том и сужу». Это выражение, кстати, повторяется в Древнем патерике. Один человек пришел к авве Сисою и говорит: «Отче, я пал. Что мне делать? Я в отчаянии». Тот ему говорит: «Если ты упал, – поднимись, восстань и иди дальше». Он говорит: «Я снова пал». – «Тогда снова подымайся и снова иди». То есть покайся и старайся жить по-христиански дальше. Этот человек говорит: «Я снова упал». – «Снова подымайся и снова старайся идти вперед». Тогда тот человек в недоумении спрашивает: «До какого мгновения мне так поступать?»  «До самой смерти, – отвечает авва Сисой, – ибо смерть застанет тебя либо в падении твоем, либо в восстании».

То есть либо мы примем смерть, находясь в состоянии греха, либо же перейдем в иной мир, раскаявшись в своих самых страшных грехах, страстях, которые долгое время отягощали нас. И задача жизни заключается в том, чтобы предстать на Божий суд не обремененными этими грехами.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) рассуждал на эту тему очень много: чем отличаются добродетели от страстей и вообще что такое добродетели и что такое страсти греховные? Добродетели – это добрые навыки, это то качество, которое мы придаем своей собственной душе. А страсти – злые качества, злые привычки, которые вырабатываются как некий приобретенный рефлекс, человек уже не может поступать по-иному. Например, садится за компьютер, заходит в Интернет, и его тянет на какие-то совершенно пустые сайты; это срабатывает как рефлекс, он не может перебороть самого себя. Кто-то страдает от игромании. Кто-то привык постоянно осуждать окружающих людей: только увидит кого-то и тут же начинает внутри всячески его уничижать или сплетничать про него. Все это является злыми навыками. Злые навыки как печать на нашей душе, то, что обременяет душу. И едва душа расстается с телом, как предстает в своем подлинном обличье перед духовным миром, перед взором Божиим. Разве может такая душа воспринять Божий свет и стать достойной Царствия Божия?

Поэтому святые отцы постоянно говорили: помни, что тебе предстоит. И мы призваны смотреть на нашу жизнь с точки зрения вечности, вечной пользы. Посвящать себя надо тому, что принесет тебе вечную пользу. А что несет вред твоей бессмертной душе, что обернется вечными страданиями, нужно всячески отсекать. И вот память о смерти как раз помогает прийти в себя, одуматься, остановиться.

Я вспоминаю из мемуаров Наталии Урусовой, княгини, которая описала революционные годы, такой исторический рассказ. Осужденное наше духовенство расположили на барже и везли к месту ссылки. Во время пути в трюм к священнослужителям бросили трех матросов. Это были обычные безбожные матросы, которых в чем-то обвиняли; на следующий день их судили и приговорили к расстрелу. И вот перед лицом смерти один попросил поесть, другой попросил дать ему покурить, а третий обратился к сидевшему рядом с ним церковному старосте: « Как же так?.. Эти двое матросов меня оговорили, я не виновен в том, в чем меня обвиняют». Церковный староста ему говорит: «Вы знаете, Господь ничего просто так не попускает. Может быть, в Вашей жизни был какой-то очень сильный грех, за который теперь Вам приходится расплачиваться». И этот матрос признался: «Да, был такой момент, когда у меня возникла очень сильная ссора с капитаном корабля, на котором я плавал. У нас завязалась драка, и в этой драке я убил капитана. Более того, при этом присутствовал маленький сын капитана, который бросился защищать отца; его я тоже убил». «Вот видите, – говорит церковный староста, – Господь теперь Вас явно наказывает за то нераскаянное страшнейшее преступление». Всегда Божие воздаяние постигает людей, постигает еще в этой жизни, для того чтобы легче была участь на том свете.

И у этого матроса вдруг пробуждается душа, совесть. Понимая, что ему предстоит смерть, он говорит: «А что мне теперь делать?» «Кайся», – отвечает ему церковный староста. – «Но я никаких молитв не знаю». – «Кайся самыми простыми словами: Господи, помилуй!»  Этот матрос действительно начал произносить простую молитву, состоящую всего лишь из двух слов: Господи, помилуй! Он произносил ее от всего сердца, всей душой. Он настолько сильно в своем сердце каялся, что, когда наступила ночь,  не уснул, а так до самого утра и молился.

Утром всех троих повели на расстрел. Когда их уже поставили и собирались произвести суд (а матрос все молился и молился), вдруг один из его товарищей говорит: «Подождите, его надо отпустить. Мы оговорили его, он невиновен». Его тут же освободили; правда, привели обратно в трюм. И этот матрос, который еще совсем недавно был атеистом и вел себя развязно, вбежал к заключенным священнослужителям с радостным криком: «Бог есть! Бог есть!»

Прошел год. Церковный староста стал священником. Однажды, придя в храм, он увидел, как какой-то человек на коленях покаянно молится перед иконой. Священник присмотрелся и узнал в нем того самого матроса, который с этого момента вел уже покаянную христианскую жизнь. А пробудила его совесть именно минута перед смертью, ожидание смерти. Потому что он вдруг осознал страшнейший переход в тот мир, когда придется отвечать за все, что ты делал. И этот суд будет неумолим. Почему? Потому что если ты сам немилосерден к своим ближним, то как ты можешь рассчитывать на милосердие по отношению к себе? Если ты отнимал у других, убивал, подвергал насилию, то о каком снисхождении может идти речь? Ты сам отсек себя от Бога как от Источника вечной радости, вечной жизни, вечного блага, сам погрузил себя во тьму. Вырваться из этого можно только через покаяние. А покаянию способствует память о смерти.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорил, что для того чтобы обрести правильный покаянный христианский настрой, нужно каждый день обязательно выделять определенное время для воспоминания смерти. На что обращает внимание святитель Игнатий? Мы живем в каком-то самообольщении, живем и даже не замечаем, как пролетают годы. Нам все кажется, что наша жизнь так и будет длиться, так мы и будем строить какие-то планы, предпринимать какие-то дела. Как тот богач из евангельской притчи, который набрал много всяких благ, так что житницы уже не вмещали, и говорил: «Я вот эти житницы сломаю и выстрою новые». Так и мы зачастую: если хотим дом, то чтобы он был побольше; если машину, то чтобы она была непременно превосходной марки, модели… Человек не может удовлетвориться чем-то простым. Он не замечает ценности своей бессмертной души, которую нужно очищать и спасать, а весь погружен во внешнее. А внешнее не может его насытить: он постоянно пытается еще, еще и еще – и опять не может насытиться. Человек уподобляется дырявой бочке, в которую сколько ни льют, никак не могут ее наполнить.

То же самое и у нас, потому что мы не там черпаем, мы не тем стараемся и пытаемся себя наполнить. Святитель Феофан Затворник говорил, что большинство людей подобны древесной стружке, свернутой кольцом вокруг собственной пустоты. Если у тебя внутри пустота, то ты никогда не будешь испытывать подлинной радости, подлинного внутреннего вдохновения, смысла жизни. Чтобы это было, нужна не пустота, а содержание. Блаженный Августин говорил, молитвенно обращаясь к Богу: «Боже, Ты создал нас для Себя, и беспокойно наше сердце, пока не успокоится в Тебе». То есть сердце человеческое не может насытиться ничем земным: никакими земными покупками, никаким земным достижением. Наше сердце насыщается только в Боге. Но способствует этому как раз воспоминание о смерти, потому что, когда наступает смерть, человек предстает перед лицом Божиим. И если ты всю жизнь уходил, убегал от Бога, то как же ты можешь оказаться с Богом, расставшись с телом? Если ты не обрел Бога здесь, то неужели думаешь, что каким-то механическим способом обретешь Его там? Начало спасения полагается только здесь. Благоразумный разбойник потому и спасся, что еще здесь раскаялся, и здесь услышал слово от Спасителя: «Ныне же будешь со Мною в раю».

Святые отцы рекомендуют как можно чаще вспоминать про таинство смерти. Нам нужно вспоминать, как кто-то из наших родных и близких, которых мы очень любили, уже покинул земной мир. Ведь мы же помним, как их бездыханные тела лежали в гробах, как мы расставались с ними: они уходили в иной мир, а тела мы опускали в сырые могилы. Вот то же самое будет и с нами, и время это очень близко.

Важно понять, что время – это единственный невосстанавливаемый ресурс. Важно очень ценить то время, которое отведено тебе. Помогает это понять именно память о смерти. Человек, который помнит о смерти, уже самой этой памятью уберегается от греха. Если я знаю, что мне скоро предстоит предстать на Божий суд, то неужели я решу посвятить отведенное мне оставшееся время какому-то безумию, каким-то адским мукам? Потому что любая страсть – это в итоге начало ада уже здесь, на земле.

Святые отцы, когда рекомендуют нам помнить о смерти, тем самым пытаются показать, что наша жизнь имеет уникальную ценность, что время, отведенное нам, – это бесценный Божий дар. Вспоминая о смерти, мы можем принять правильное решение – отказаться от тех страстей, которые разрушают нас, и принять те добродетели, которые созидают и украшают нашу душу.

(Продолжение следует.)

Автор и ведущая программы Ольга Валентиновна Баталова

Записала Нина Кирсанова

Просмотр (20)